Конечно, пилоты никогда прямо не скажут: «Уважаемые пассажиры, у нас тут двигатель накрылся, но ничего, полетим на одном» или «Блин, да у нас тут нулевая видимость». Они преподнесут это так, чтобы никто не разволновался: «У нас технические неполадки с двигателем» (или вообще ничего не скажут, потому что на одном действительно можно долететь) и «В районе города N небольшой туман».

Веселый пилот

Веселый пилот. Фото: flyforfun / flickr.com

Во время полета правды от летчиков не дождешься, но иногда их терпение лопается и они говорят, что думают, в Интернете или журналистам. Не секрет, что пилоты сильно устают из-за длительных ночных перелетов, долгих часов бессменной работы и давления ответственности. На прошедших выходных российские пилоты распространили открытое письмо об опасности полетов из-за введения Минтрансом новых, недопустимых по их мнению норм.

Пилотам с США тоже приходится несладко, хотя и лучше, чем российским: даже на местных перелетах они летают втроем, а в России — по двое. Американское издание Reader’s Digest выяснило, что же остается за дверями кабины пилотов.

Чего лучше не знать

«Иногда авиакомпания не дает нам перерывов на обед или даже времени, чтобы перекусить. Нам приходится задерживать вылет, чтобы поесть».  Второй пилот на региональных авиалиниях (здесь и далее — авиалиниях США).

«Если честно, мы сильно выматываемся. По нормам рабочий день может доходить до 16 часов без перерыва. Это больше, чем у дальнобойщика. И в отличие от дальнобойщика, который может остановиться у зоны отдыха, мы не можем притормозить возле следующего облака». Командир воздушного судна крупной авиакомпании.

Летчики

Летчики. Фото: Dan Nguyen / flickr.com

Что лучше знать

«Некоторые правила FAA (Федерального управления гражданской авиации США) нам тоже кажутся бессмысленными. Например, когда мы летим на высоте 39 000 футов (11,8 км) со скоростью 650 км/ч, когда в любой момент может начаться зона турбулентности, стюардессам можно разносить горячий кофе и Шатобриан. Но когда мы на земле, на ровном асфальте двигаемся со скоростью 8-16 км/ч, они должны быть пристегнуты, как гонщики». Джек Стефан, капитан US Airways.

«В большинстве случаев то, как пилот садит самолет — лучший показатель его профессионализма. Поэтому, если хотите сказать пилоту что-то хорошее, когда выходите из самолета, скажите: «Хорошая посадка». Мы это ценим. Джо Д-Эон.

«Нет, вам не кажется. Авиакомпании действительно подгоняют время прилета так, чтобы повысить процент посадок, совершенных вовремя. Поэтому они могут сказать, что полет длится два часа, хотя на самом деле только один час 45 минут. Капитан AirTran Airways.

Кабина пилотов

Кабина пилотов. Фото: flyforfun / flickr.com

Чего пилоты не могут понять

«Большинство из вас пристегнется на скорости 100 км/ч на машине. Но когда мы рассекаем воздух на скорости 800 км/ч и сигнал «пристегните ремни» гаснет, половина их отстегивает. А ведь стоит нам попасть в небольшую воздушную яму и вы подлетите к потолку». Капитан воздушного судна крупной авиакомпании.

«Если вы собираетесь откинуть спинку кресла, ради Бога, сначала проверьте, что за ним. Вы даже не представляете, сколько ноутбуков ломается каждый год невоспитанными пассажирами, которые откидываются в кресле абсолютно не думая, что происходит за его спинкой».  Джон Нанс.

Для тех, кто боится летать

«Место, где меньше всего трясет — на крыле или возле него. Самое тряское место в хвосте. Самолет как детские качели-весы. Если вы в середине, вас не так раскачивает». Патрик Смит.

«Если боитесь летать, купите билет на утренний рейс. Позже днем нагретый у земли воздух вызывает тряску, и после обеда вероятнее гроза».  Джерри Джонсон, пилот из Лос-Анджелеса. 

«В мой самолет два раза била молния. Большинство пилотов прошли через это. Самолеты спроектированы так, чтобы выдержать попадание молнии. Слышно громкий шум от удара, видна яркая вспышка и все. Самолет не упадет от этого». Пилот региональной авиакомпании из Северной Каролины.

Продолжение.


Загрузка